Газета колотушка г орехово-зуево частные объявления

Объявления
Досье: Орехово-Зуево и Орехово-Зуевский район / Казарма
КАЗАРМА .
Составитель Н. И. Мехонцев (г. Орехово-Зуево).
Литературный редактор Ф. А. Круглов.
Орехово-Зуево. 2000.
ПРЕДИСЛОВИЕ
Фабричные казармы в России были разного достоинства. Можно было встретить казармы одноэтажные и в три-четыре этажа: деревянные и каменные; новые, относительно благоустроенные и старые, темные и душные.
На фабриках имелись казармы двух видов - общие спальни и каморки. Общая спальня вмещала от нескольких десятков до 300 человек, в зависимости от ее размера и плотности населения.
До середины 1880-х годов в общих спальнях на сплошных, зачастую двухэтажных нарах, в лучшем случае разделенных доской на отдельные "лежачие" места, спали вперемешку малолетние и взрослые, мужчины и женщины, мальчики и девочки, холостые и семейные, что, естественно, вело к известной свободе нравов. В 1890-е годы в связи с требованиями улучшить жилищные условия в размещении рабочих, в спальнях произошли заметные изменения. Общим правилом стало раздельное проживание мужчин и женщин, а также выделение особых спален для холостяков, а кое-где и для подростков и семейных пар, как бездетных, так и имеющих детей. Там же, где не хватало помещений для семейных, муж с женой, а иногда и дети-подростки, начинавшие работать (не говоря уже о взрослых детях) вынуждены были жить в разных казармах, что отрицательно сказывалось и на семейных взаимоотношениях, и на бюджете семьи.
На фабриках Никольской мануфактуры в Орехово-Зуеве встречались все виды жилых помещений для рабочих: собственные дома (избы), квартиры, предоставляемые Морозовыми (казенные или "хозяйские") и наемные "вольные". Как известно, особенно широкое распространение здесь получили "хозяйские" квартиры, главным образом, фабричные казармы. Число их постоянно росло. К концу XIX века насчитывалось 32 казармы.
В них жило около 14 тысяч человек (включая неработающих членов семей рабочих и служащих), но строительство продолжалось, так как было "...признано желательным, чтобы все работающие на фабриках помещались в казармах". 1
Эти морозовские казармы были двух типов - каморочные и барачные балаганы. Балаганы представляли собой старые, полуразрушенные корпуса, внутри огромных темных коридоров тянулись нары в два яруса. Вместо постели была настелена рогожа и тара от хлопка. Около нар был проход в полтора метра шириной. Недостающую мебель заменяли бочки из-под селедки, ящики и пр.
В этих фабричных общежитиях жили холостые рабочие и "маличьи" артели. Так как далеко не все рабочие имели место на нарах, то значительная часть их спала на полу, подкладывая под себя рогожи или носильное платье. 2

Эти тесные, темные и грязные морозовские балаганы, по словам рабочих, напоминали "склепы для живых". Здесь кишели мириады разных паразитов и бегали стаи крыс. Воздух был тяжелым и удушливым, особенно из-за зловония плохо очищаемых отхожих мест. 3
В отчете о фабричном быте Владимирской губернии за 1882-1883 годы написано: "Спальные помещения в казармах-балаганах были устроены в два яруса. Внизу какие-то ящики, в которых спят два-три человека, а вверху общая спальня. Чтобы рабочие своевременно были у станков, заботливый хозяин имел специально людей, которые ходили по коридорам, стучали в колотушку и кричали что есть силы: "Дневные или сменные, вставайте на работу!" 4
Мрачное впечатление производили и семейные казармы, расположенные в так называемых каморочных корпусах "за чугункой". Каждая казарма представляла собой 3-4-этажные здания с коридорной системой и выходами по обоим концам корпуса. По обе стороны коридоров тянулась вереница небольших комнат - "односажных" и полуторасажных клеток-каморок". Каморки отличались от общих казарм только тонкими перегородками, в большинстве не достигавшими потолка и делившими общее помещение на отдельные "жилые клетки". Они были переполнены жильцами - в каждой каморке фабрикант требовал размещать по 2-3 семьи рабочих. Только немногие, главным образом смотрители и подмастерья, имели право занимать в казарме отдельную каморку для семьи. Рабочие обязаны были жить с соседями. Поэтому каждая семья занимала половину узкой, маленькой каморки, называвшейся "сторонкой".
Во многих каморках были устроены еще полати (антресоли), тогда здесь размещалось три семьи: две внизу по сторонам, третья - наверху под потолком.
До 90-х годов за проживание в казармах с рабочих вычитали свыше двух процентов их заработка, а на вольных квартирах рабочие жили за свой счет. 5
10 сентября 1901 года газета "Искра" писала о 182-й казарме Никольской мануфактуры: "Комната по размеру очень порядочная (около трех саженей в широту и почти две сажени в высоту), но она служит не для одного семейства, а для трех. Размещаются они следующим образом: два семейства по бокам комнаты по кроватям, третье семейство на полатях. Полати, правда, большие, и человек может стоять на них, не ударяясь в потолок, и поэтому полати представляют воздушную комнату. Внизу оба семейства располагались вдоль, каждое в своей половине комнаты. И так размещены не тысяча, а больше десятка тысяч. Такие условия порождают массу неудобств и неприятностей. И соседи в одной комнате часто вздорят между собой и даже дерутся...

И все же, несмотря на такого рода притеснения и полицейские строгости, люди положительно прикреплены к ним помещениям, и это понятно: ведь вольные квартиры много-много хуже, и приходится еще доплачивать. Понятно, что живущий на вольной квартире постоянно мечтает о хозяйской и завидует там живущим"... 6
35 процентов рабочих снимали так называемые вольные квартиры в селе Зуево. О них красноречиво писал помощник начальника Московского жандармского управления: "Большинство фабричных рабочих по недостатку средств помещаются до невозможности тесно в разных каморках, углах и общих спальнях, сдаваемых за сравнительно дорогую плату. Сами сдаточные дома весьма часто крайне ветхие, сгнившие и покосившиеся, имеющие вид каких-то "вертепов". 7
Земский обследователь В.С.Пругавин, описывая жилищные условия рабочих Никольской мануфактуры, отмечал, что "семейные рабочие живут в комнатах, в которых в каждой помещается по три семейства. Обыкновенно полагается по 6-7 человек; но часто можно встретить 9-10 и более человек. В небольшой комнате-"каморке", выражаясь языком рабочих, - расположены по одной стороне кровати с люльками и т.п. Между кроватями и другой стеной остается, таким образом, проход около двух шагов ширины, тяжелый, удушливый воздух является неизбежным следствием такой тесноты". 8
Но основным недостатком казармы были все же не теснота и духота, не жизнь на виду у всех, не полное отсутствие домашнего уюта, а постоянное подавление любого проявления индивидуальности. Здесь все обязаны были жить по единому стандарту, выработанному фабричной конторой. Цель такой жесткой регламентации быта, - отмечает исследователь Н.С.Полищук, - держать рабочих в полном повиновении". 9
За соблюдением правил внутреннего распорядка, а также за "благонадежностью" жильцов зорко следили хожалые. Нарушителей порядка штрафовали и даже выселили.
Жизнь в казарме накладывала печать на все стороны быта рабочих - на характер взаимоотношении родственников и знакомых, а также различных половозрастных групп, на формы проведения досуга, на семейный быт и воспитание детей, организацию питания и пр. Здесь все поступки человека определялись сложившимися традициями, эффективной системой неформального контроля со стороны "мира". В условиях казарменной жизни возникал и своеобразный общественный быт, в частности, свои казарменные праздники.
Корреспондент газеты "Неделя", с трудом получивший разрешение фабричной администрации осмотреть фабрики и казармы Никольской мануфактуры летом 1886 года, так описал рабочих и их детей: "Все это народ тощий, с всклоченными волосами, с беспокойным взглядом, с трудом напрягающим силы и внимание на работе... Дети просто жалки - маленькие, хрупенькие, с бессильными голосками и задумчивыми играми. Между грудных попадается множество ужасных: худые и определенные черты лица точно у взрослых; старческие морщины от носа к углам губ, совершенно разумные, большие и впавшие глаза". 10
Громадный процент смертности среди фабричных рабочих Орехово-Зуева значительно превосходил процент рождаемости". 11
Перелом в жилищном вопросе наступил за годы советской власти.
В 1925 году на одного жителя Орехово-Зуева приходилось около 1.5 квадратных метра жилья. 12
Основным жилищным фондом оставались старые морозовские казармы, которые ремонтировались и улучшались, становились более благоустроенными. Казармы с общими спальнями были перестроены на квартирную систему.
Только за девятую пятилетку (1971 - 1975 годы) средняя обеспеченность жилой площадью в городе поднялась с 8 до 11,2 квадратных метра на человека. 13
Люди из тесных, без необходимого удобства жилищ переехали в просторные современные квартиры. Было ликвидировано около двухсот ветхих домов и старых общежитий с коридорной системой и общими кухнями.
Высокими оставались темпы строительства жилья в 1981 - 1990 годы. В этот период полностью закончено переселение жителей из казарм в благоустроенные дома. 14
После революции 1917 года неузнаваемо изменился облик Дрезны, Ликино-Дулева и Куровского. На месте пустырей и ветхих строений поднялись новые кирпичные и блочные пяти- и десятиэтажные жилые дома со всеми удобствами.
Рабочие казармы, оставшиеся от прошлого, перестроены. В них после ремонта и реконструкции разместились учебные заведения, предприятия торговли, многие другие городские службы. Часть казарм была снесена.
Казарма, как основная форма проживания горожан нашего региона, ушла в прошлое. Но в народе сохранилась память о ней. И видимо это не случайно. Ведь с уходом казармы из нашей жизни было утеряно то хорошее, что давала людям совместная жизнь в казарме (постоянное общение, взаимопомощь, сострадание).
В наше время как раз этого людям, особенно пожилого возраста, и не хватает. Отсюда и ностальгия о казарменном быте.
Это можно увидеть, прочитав данную книгу. Видимо, так устроена человеческая память, что все плохое со временем

Редакции газеты «Ореховские вести» требуется. ДИЗАЙНЕР Орехово Зуева обсуждали вопросы и проблемы государственно-частного партнер- ства. Ожидается, что ветскому Союзу, без объявления войны герман- ские войска кого музея, архива газеты «Колотушка», ин-.

Работа в городе Орехово-Зуево и вакансии на Job-MO.ru!  от диспетчерской, обслуживание корпоративных и частных клиентов Соблюдение  Если Вы не нашли подходящего объявления о работе в городе Орехово-Зуево 

Доска объявлений принимает рекламу товаров и услуг в Орехово-Зуево. Дайте Вот уже более 10 лет газета «Колотушка» удерживает лидирующие Поделиться… Знакомства. Частные объявления, Знакомства, В разделе