Главная роль кирка дугласа

В 1979 году RS встретился с Майклом Дугласом, который снялся в «Китайском синдроме», но не определился, что делать дальше: играть или продюсировать?
Ричард Адамс (Майкл Дуглас), радикальный молодой оператор, работает с телерепортером Кимберли Уэллс (Джейн Фонда) над сюжетом, который должен превратиться в очередной панегирик атомной энергии. Они находятся на Вентанской атомной электростанции в южной Калифорнии, и Адамс только что заснял беседу Уэллс и местного пиарщика, посвященную тому, как станция функционирует. Как только пиарщик отходит на безопасное расстояние, длинноволосый, бородатый и растрепанный Адамс повторяет: «Пар приводит в действие турбину, которая приводит в действие генератор... и все летит к чертям».
Через несколько минут в помещении для посетителей съемочная группа чувствует толчок. Адамс, которому сказали, что он не должен снимать в контрольной комнате, находящейся прямо под ними, непринужденно ставит камеру на стол, настраивает фокус и делает вид, что скучает, пока камера записывает, как начальник смены Джек Гадел (Джек Леммон) переходит от спокойствия к панике, в то время как его сотрудники носятся по помещению, нажимая на кнопки и переключая реле, пытаясь избежать катастрофы. Адамсу кажется, что им перепала редкая удача, но когда съемочная группа возвращается в Лос-Анджелес, нерешительный директор вещания отказывается пускать сюжет в эфир.
Начав препирательства с руководством канала, Адамс превращается в сгусток энергии и ярости. Не зная, что именно они сняли, он настаивает, что это была опасная авария. Он обвиняет канал в сговоре с энергетической компанией, которая в то время без особых помех как раз проходила слушания по лицензированию еще одной атомной электростанции. «На вас оказывают давление!» — кричит Ричард. «А ты истеришь», — хладнокровно отвечает директор по вещанию. Адамс склоняется над столом и смотрит на него в упор: «А ты ведешь себя как обосравшийся трус».
На протяжении «Китайского синдрома» Дуглас и Фонда, а затем и присоединившийся к ним Леммон, ведут позиционные бои с энергетиками и строительными компаниями, пытаясь выяснить, что же на самом деле произошло и что могло произойти. Их борьба приводит к опустошающей кульминации, которая превращает «Китайский синдром» в первоклассный триллер и одновременно — мощное высказывание против атомной энергии.
Когда Майкл вытягивает руки над головой, он становится похож на своего отца, Кирка Дугласа: у него такие же пронзительные зеленые глаза и такая же могучая квадратная челюсть с ярко очерченным подбородком. Его длинные волосы взъерошены; темно-красный галстук не завязан; рукава рубашки закатаны, но не до локтей. У него за спиной висит японский постер «Пролетая над гнездом кукушки» — фильма, который он спродюсировал и который вышел на экраны в 1975 году.

34-летний Дуглас, который живет в Санта-Барбаре, сейчас находится в голливудском офисе своей продюсерской компании Big Stick Production и готовится к мартовскому релизу своего последнего детища, «Китайского синдрома». Когда актер говорит о фильме и о своей жизни, ему требуется помощь, как только он пытается вспомнить какой-либо факт. Помощница приносит ему ранний черновик сценария «Китайского синдрома», а затем — записку от Роберта Рэдфорда с отказом сняться в фильме («Этот проект, — писал Рэдфорд, — выглядит очень продуманным. Может быть, это лучшая история в этом жанре после биографии Кэрен Силквуд. Однако, — добавляет он, — как актер я ищу для себя других персонажей, нежели герой «Китайского синдрома»). Позже Майкл просит ее помочь ему вспомнить один из эпизодов его отношений с актрисой Брендой Ваккаро.
Другими словами, Дуглас — очень открытый человек. Он говорит, что у него не было самостоятельного мнения по вопросам атомной энергетики, пока он не натолкнулся на сценарий Майка Грэя. «Я просто был либералом. Я стал противником атомной энергетики, потому что ими были многие мои друзья».
Дуглас в свое время сам был сотрудником нефтяной корпорации. Дело было в 1964 году. Он вылетел из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре после первого курса, вернулся в Коннектикут, где жил большую часть своих юношеских лет, и устроился на заправку. «Вскоре, — замечает Майкл, — я стал «Лучшим сотрудником месяца». У меня до сих пор хранится сертификат!» Дуглас был трижды номинирован на «Эмми» за свою игру в телесериале «Улицы Сан-Франциско»; спродюсированный им «Пролетая над гнездом кукушки» получил пять «Оскаров». И все же он предпочитает сосредоточиться на своих успехах на поприще автозаправщика. «Я думаю, у компании были свои шпионы, которые приезжали и заправлялись. Ты просишь вымыть себе окна, заднее окно, просишь проверить масло, проверить шины». Ах, старые добрые времена. «Да-да, — соглашается актер. — Теперь везде самообслуживание, а чтобы получить настоящий сервис, ты должен купить себе раба. Но это было хорошее лето. Я водил эвакуатор. У меня первый раз была настоящая работа, и это было здорово».
Майкл родился в актерской семье (его мать — актриса Дайана Дуглас), но после нескольких ролей в театре и кино и роли порывистого и сексуального молодого полицейского в «Улицах Сан-Франциско» главным источником успеха и профессионального удовлетворения для него стало продюсирование. «Я с трудом могу поверить, что за это платят! — говорит он. — Ты создаешь истории. Ты читаешь что-нибудь, плачешь или смеешься, и ты хочешь воплотить это в жизнь!»

Стало быть, именно чувства, а не политические убеждения, заставили Майкла взяться за «Китайский синдром»? «Меня зацепил сценарий, — отвечает он. — Я понял, что с его помощью можно создать саспенс. По сути, это был рассказ о команде документалистов, которая снимает сюжет об аварии на атомной станции. В чем-то это было похоже на «Гнездо кукушки»: люди оказываются вовлечены в корпоративную или социальную структуру, и она заставляет их сделать моральный выбор, который может стоить им жизни. Это попытка создать нечто в духе греческой трагедии — классическая драматическая коллизия».
Джек Леммон, двукратный лауреат «Оскара» ( «Мистер Робертс», «Спасти тигра»), сыгравший около сорока ролей за двадцать пять лет карьеры, говорит, что хотел сняться в чем-то вроде «Китайского синдрома» уже очень и очень давно. Актер уже около двадцати лет всерьез интересуется проблемами экологии. «Все началось с простых вещей вроде смога, — объясняет он. — Затем я начал все больше интересоваться этим, стал больше об этом узнавать. Учитывая мое положение, я решил, что лучшее, что я могу сделать, это рассказать обо всем этом другим людям».
Около 1970 года Леммон стал читать закадровый текст в серии телевизионных документальных фильмов о «разного рода экологических нарушениях»; в 1971 году там критиковалась и атомная энергия. После одного показа в Лос-Анджелесе NBC положила фильм на полку из-за протестов со стороны Pacific Gas & Electric.
Как только Леммон прочел сценарий «Китайского синдрома», он захотел получить там роль. «Я год не работал над другими проектами, чтобы завершить этот, — говорит он. — Его было достаточно сложно запустить. Но я чертовски горд, что попал в этот фильм. Он расшевелит людей и заставит их задуматься. Я думаю, люди вообще ничего не знают обо всем этом. Они не знают, потому что не хотят знать, и более того, правительство не хочет, чтобы они знали». Леммон кажется всерьез озабоченным проблемой возможной атомной угрозы. «Пока есть хоть малейшая возможность, что это случится, хотя бы один шанс из миллиона — тут ведь речь не о поезде, который может сойти с рельс, это будет настоящая адская катастрофа!»
Джек столь же воодушевлен тем, что делает Майкл Дуглас. «Я очень уважаю Майкла за то, что он в конце концов сумел запустить «Кукушку» и сделать из этого по-настоящему великий, великий фильм. Сейчас он самый крутой парень в мире. Он мог бы сделать что угодно, я уверен. Но он не хотел быть просто продюсером. Он выжидал, выжидал и выжидал. Он нашел этот проект и поверил в него. Этот проект было очень тяжело запустить — все хорошие проекты трудно запустить, — но он вцепился в него зубами. Он умный, талантливый, но главное: он небезразличен. Этот сукин сын пришел ко мне домой, и он говорил с настоящей страстью. Он очень хотел выпустить этот фильм».
Дуглас получил сценарий «Синдрома» в апреле 1976 года, сразу после того как «Пролетая над гнездом кукушки» получил свою корзину «оскаров». Он подумал, что теперь все будет легко. Он ошибался.
«Оказалось очень тяжело запустить процесс, — говорит Майкл. — Я думал, что доказал всем что-то, сделав «Кукушку», и вдруг я осознал, что когда ты делаешь хитовый фильм, прямую выгоду от него получают ведущие актеры и режиссер, а ты как продюсер должен потом все начинать с чистого листа». Одной из проблем был автор сценария Майк Грэй, чей опыт в киноиндустрии ограничивался документальными лентами вроде могучего «Убийства Фреда Хэмптона». Грэй придумал яркий сюжет и хотел сам снимать фильм, и Дуглас обещал, что попробует это устроить. Он знал, что это будет непросто. «Во-первых, — объясняет Майкл, — здесь мы имеем дело с весьма противоречивым материалом, который студии вряд ли сочтут прибыльным. Во-вторых, если ты берешь начинающего режиссера, ты должен найти актеров, которые уже как-то зарекомендовали себя с коммерческой точки зрения. И мы все знали, что наши гонорары будут меньше, чем обычно».
«Мы» включало в себя Леммона, самого Дугласа и оператора Ричарда Дрейфуса, который был главой съемочной группы. У Дрейфуса, однако, были «сомнения» в отношении Грэя, и пока Columbia Pictures рассматривали предложение, он вышел из игры. По словам Грэя, он сделал это, потребовав увеличить свой гонорар с 250 до 500 тысяч долларов. В конечном итоге, по словам Дугласа, «я оказался с шилом в заднице. Это было малоприятно». Тут один из менеджеров Columbia сообщил, что у них есть контракт с Джейн Фондой и ее продюсерской компанией IPC, предполагающий съемку фильма на тему, связанную с атомной энергетикой, и предложил Майклу объединить их проекты.
К тому моменту Фонда уже давно интересовалась историей Кэрен Силквуд, сотрудници лаборатории расположенного

Позднее Кирк принял участие в съемках другого знаменитого фильма Кубрика «Спартак» (1960), сыграв главную роль и выступив 

Главная В США Сын белорусских эмигрантов актер Кирк Дуглас  все же получил роль в картине «Странная любовь Марты Айверс».

Кирк Дуглас - последний живой актер «Золотой эры» Голливуда. плач на тему - я сыграл главную роль, а все смотрят только на Кирка.