Павел горбачев

Фото с сайта zautra.by
Минэкономики к 2018 планирует сформировать полноценную кластерную политику с господдержкой, а через 10−15 лет белорусская экономика будет полностью состоять из кластеров, потому что эта форма организации больше подходит для постиндустриальной экономики. Об этом шла речь на конференции о современных формах организации бизнеса, организованной Советом по развитию предпринимательства совместно с Министерством экономики. Основными темами стали такие механизмы, как аутсорсинг и субконтракция и их влияние на доходность бизнеса. «Просто выдавать деньги — это не самый эффективный способ поддержки»
«Делай то, что умеешь. Делай лучше других. И доверь делать другим то, что они сделают лучше тебя», — этим золотым правилом бизнеса начала свою приветственную речь заместитель министра экономики Беларуси Ирина Костевич. По ее словам, механизмы субконтракции и аутсорсинга очень важны для государства, потому что они помогают не только снизить затраты предприятий, но и позволяют найти нишу для малого и среднего бизнеса.
«Министерство экономики очень активно участвует в поддержке этих двух направлений, субконтракции и аутсорсинга. Шесть раз мы участвовали в Белорусском промышленном форуме и шесть раз проводили биржи субконтракта, — продолжила Костевич. — И надо сказать, что с каждым годом подача анкет растет. По итогам 2016-го на участие в Белорусской промышленной бирже подали заявки около 70 компаний. Что касается субконтрактов, то на биржу пришли сотни анкет, но активное участие приняли лишь около 50 предприятий, и было проведено около 20 переговоров. Шаг есть, но очень маленький».

Генеральный директор Белорусского фонда финансовой поддержки предпринимательства Павел Горбач рассказал, что фонд теперь оказывает не только финансовую поддержку бизнесу, но и организовывает площадку субконтракции для своих клиентов, в том числе и биржи.
«Мы пришли к выводу, что просто выдавать деньги — это не самый эффективный способ поддержки. И совсем недавно начали развивать нефинансовые способы поддержки. Одним из таких способов является субконтрактация. Мы думаем, что это позволит предпринимателям занять свою нишу на рынке, сформировать стабильный портфель заказов, получить доступ к новым технологиям и создать новые рабочие места», — пояснил Горбач.
Другой спикер конференции, профессор и заведующий кафедрой БГЭУ Алексей Быков, предложил в качестве одной из моделей производства в Беларуси внутренний аутсорсинг. Суть этой модели заключается в создании такой среды, чтобы малые и средние предприятия занимались распределением заказов и выполняли их для крупных производителей. Однако идея не была воспринята оптимистично. К примеру, экс-глава «Милавицы» Дмитрий Дичковский на собственном примере объяснил неэффективность работы с малыми государственными предприятиями, которые до сих пор играют роль «динозавров» на отечественном рынке. И производят уступающую в качестве импортерам и дорогую по себестоимости продукцию себе в убыток. Кластеры дают шанс белорусской экономике

По поводу кластеров Костевич пояснила, что работа по формированию кластерной политики ведется с 2014 года, с постановления правительства о концепции формирования и развития инновационных промышленных кластеров, где была поставлена задача соединить промышленность с наукой и вузами. Однако Костевич признала, что это направление достаточно медленно набирает обороты.
В то же время замминистра экономики отметила, что у нас есть среди кластерных проектов такой значительный игрок, как Научно-технологическая ассоциация «Инфопарк» и крупный инициатор Adani, планирующий создание приборостроительного кластера.
Тему кластерной организации производств продолжила советник РФСРП Татьяна Быкова: «В сегодняшнем мире идет уравнивание цен факторов производства. В результате в качестве конкурентных преимуществ главный упор начинают делать на вопросы организации бизнеса. И поэтому в конце прошлого века начали говорить о кластерной организации экономики».
По оценкам экспертов, в США около 60% ВВП производится в кластерах, в Европе существует около 2000 кластеров, и порядка 40% рабочей силы трудится в этих структурах.
«Когда стираются национальные рамки, работают только законы конкурентоспособности. Кластеры становятся эффективным инструментом государственной экономической политики, поскольку КПД вложенных средств гораздо выше, нежели точечные поддержки отдельных субъектов», — продолжила Быкова.
Начальник управления Минэкономики Дмитрий Крупский отметил, что для развития кластерной экономики в Беларуси необходимо большое количество организаторов, способных взять на себя инициативу по созданию кластеров. Если в стране появится 200−300 таких организаторов кластерных проектов, то структурная перестройка экономики приобретет необратимый характер. И тогда не будет необходимости постоянно принимать тяжелые решения по ликвидации того или иного предприятия, ибо в кластерных проектах организации, утратившие свою актуальность, просто прекращают получать финансирование и либо реформируются, либо уходят с рынка.
Также Крупский напомнил, что на законодательном уровне развитие кластеров закреплено в директиве № 3, где говорится, что кластеры являются одним из инструментов формирования высокотехнологичного сектора.
«Мы стремимся к тому, чтобы обеспечить принятие указом президента формат господдержки кластерных программ», — добавил начальник управления.
Недавно в Беларуси появилось несколько кластерных проектов с заявкой на высокотехнологическую направленность, к примеру, Союз медицинских и фармацевтических проектов в Витебске, куда входят 10 организаций.
«У нас есть инициатива, которую мы отрабатываем с несколькими донорами, насчет формирования группы проектов международной технической помощи, направленных на создание поддержки инфраструктуры кластерного развития и пилотных кластерных проектов, — рассказал Крупский. — Также мы имеем намерения для создания занятости в малых и средних городах, связанных с поддержкой пяти кластерных проектов в регионах».

Некий предприниматель по имени Павел Горбач подал на Жасмин в Сумму в размере 20 миллионов рублей, как утверждает Горбач, 

На перекрёстке улиц Челнокова — Гайдара построят четыре 25-этажных дома. Об этом рассказал архитектор проекта Павел Горбач 

Павел Горбач: «Мои братья — профессиональные теннисисты, отец преуспел в велоспорте. С детства я знал, что играть нужно